15:03 

Название: Мари Бест
Рейтинг: G
Бета: нет
Размер: средний
Жанр: повседневность
Пейринг: Мари Бест, Люси Париш и все-все-все.
Самарри: Когда нет времени...когда конец близок...когда нет выхода, она шагала вперед с улыбкой, которая поражала, даже саму Смерть. Это месяц. История сильной личности, Мари Бест, которая не боялась смотреть вперед вплоть до самого конца, зная, что он ужасающе близок. Но кто такая Люси Париш...? И что она делает в этой, казалось бы, законченной истории? Ответы вы узнаете, прочитав этот рассказ.
История одной жизни.
Настоящее.
Она зашла в квартиру бесшумно. Скинула с плеч, промокший до нитки, плащ из твида и медленно шагнула вперед, словно примериваясь для быстрого, молниеносного прыжка.
В полумраке коридора, она казалась тенью. Луч света, отраженный от зеркала в прихожей, создавая четкую линию, осветил лицо девушки и она два раза моргнула.

@темы: проза, ориджинал, макси, закончен, джен

Комментарии
2010-02-01 в 15:04 

Недоверчиво щурясь, она взглянула через плечо в ту сторону, где минуту назад состоялся этот странный разговор. Девушки там не было.
Люси постаралась отвлечься, но у нее это не вышло. Постоянно озираясь, она переводила взгляд с одного украшения на другое и все больше поражалась несоответствию цены и качества. Жалея, что у нее нет денег, она просто смотрела на то, как покупатели выбирают подарки для себя и своих родных.
Рядом с ней стояла тучная женщина лет пятидесяти. Ее шея, пальцы, руки, уши – все было в изделиях из золота и разноцветных камней, в которых узнавались сапфиры, аметисты, бриллианты и черный жемчуг.
Женщина вертела в руках золотой портсигар и приговаривала:
- Больше ты не будешь говорить, что я трачу деньги только на себя…посмотрим на твое лицо, как только ты увидишь свой подарок…и не обязательно тебе знать, сколько он стоит…все равно не поверишь!
Сказав все это, женщина засмеялась и протянула продавцу платиновую карточку.
- Тем более, если все, чтобы я не купила, за твой счет! – хлопнув в ладоши, произнесла женщина, ожидая, когда ее покупку упакуют в разноцветную бумагу с фирменным знаком - золотым фениксом.
Люси смотрела на то, что было в витрине с восхищением, а на женщину взглянула с неодобрением. Девушка никогда не любила таких людей, как она: вечно живущих за чужой счет, ладно бы только так, но эти люди еще и считают себя выше других, относятся с пренебрежением к окружающим и даже тем, у кого эти самые деньги берут.
Смахнув со школьного пиджака несколько соринок, Люси поежилась (хотя в зале было довольно тепло, по сравнению с той погодой, которая была снаружи). Запахнувшись в плащ, она мимолетно огляделась и направилась в сторону выхода из ювелирного магазина.
Пройдя почти половину пути, Люси задержалась у витрины. И было из-за чего: под стеклом, на бархатной подушечке, она заметила браслет своей матери, который был давно утерян при переезде.
Взглянув на него ближе, девушка удостоверилась, что этот браслет – почти точная копия маминого. Мысленно представляя, как она удивиться, получив его назад, Люси улыбнулась.
- Вы что-то присмотрели? Может быть, вам показать что-нибудь ближе? – услышала она, любезный голос продавщицы.
Девушка хотела отказаться, но не сделала этого и просто показала на браслет.
- Отличный выбор, мисс! – сказала продавщица и открыла стеклянную витрину, чтобы извлечь изделие.
Когда она протянула Люси изящный браслет, та на секунду потеряла дар речи.
- Он стоит недорого. Всего 59 долларов, мисс.
Люси закашлялась, потому что знала настоящую цену этого браслета. Ей хотелось сказать «беру!», но она промолчала.
- Может быть, вы хотите примерить его?
- Нет.
Продавщица вздохнула и еле заметно пожала плечами. Люси отдала ей назад драгоценную вещь, которая являлась точной копией браслета ее матери.
Не задерживаясь больше ни минуты, она направилась к выходу.
Уже у самой двери, Люси огляделась и увидела прожигающий, задумчивый взгляд незнакомки, а на ее губах, почти заметную ухмылку.

2010-02-01 в 15:04 

30 дней до конца.
Люси Париш смотрела сверху вниз на маленький завядший росток гибискуса. Она склонила голову, потрогала его зеленый стебелек, мизинцем и цокнула языком. Потом вытянув руки и слегка согнув колени, подняла горшок и выпрямившись, понесла его на кухню.
Словно заранее заготовленный мусорный мешок, уже ждал бедный цветок, еще не успевший показать себя во всей красе, как его и без того короткая жизнь, подошла к концу.
Люси была не из тех, кто плачет над детьми-беспризорниками, сломанными мечтами и голодными животными. Но она и не смеялась над чужим горем, просто проходила мимо и была полностью удовлетворенной тем, что не вмешалась и не увязла в болоте чужого несчастья.
Горшок полетел в черный, сморщенный пакет. Люси провожала его в последний путь до железных контейнеров заполненных мусором, которые располагались в нескольких метрах от ее дома.
Девушка определилась с направлением (о возвращении домой она не думала) и не спеша, отправилась к перекрестку, чтобы перейти дорогу.
В детстве она боялась этого странного прибора, с мигающими огнями. Она не понимала, почему взрослые так напряженно ждут зеленый цвет? Почему они не могут просто пойти, не обращая внимания на светофор? Взрослых – маленькая Люси слушалась, уважала и немного боялась. Следовательно, если взрослые слушаются того, что показывает им светофор, значит этот странный, трехглазый предмет на длинной металлической ноге, нужно слушаться, бояться и уважать. Больше всего Люси применяла к светофору второе чувство, может, потому что не понимала, зачем нужен светофор, а может, потому что думала о нем, как о чем-то сверхъестественном для ее мира.
Мир маленькой Люси состоял из живого и неживого, а странный и пугающий предмет не подходил ни под одно из понятий. Ну не может взрослый человек СЛУШАТЬ и делать то, что велит ему неживой предмет.
Так думала она. Маленькая девочка в этом большом городе.
Эта история с светофором возникла когда она только пошла в подготовительный класс. Тогда она все рассказала преподавателю, а та засмеялась. Ничего не объясняя, она стала смеяться всегда, когда только видела Люси. Рассказала все ее родителям, они тоже долго смеялись, а отец девочки тогда сказал:
- Твоя дочь, Аманда, - обратился он к матери Люси, - вся в тебя.
Аманда сморщила тонкие брови.
- Постой! Я не была в ее возрасте такой глупой! Она определенно в тебя, Джон.
В тот день они поругались. Сначала шутили, потом отец высказался по поводу интеллекта матери Люси, сказал ей, что из-за него она так и не смогла найти работу. Джон был менеджером в отделе рекламы, а Аманда – парикмахером в салоне красоты.
Люси слушала их ругань больше часа, после развернулась и убежала. Она не смотрела, куда бежит, лишь плакала. Слезы не давали ей четко различать лица, цвета и окружающий мир.
Девочку искали полдня. Она пряталась в подъезде соседнего дома, пока местная молодежь не привела ее домой, и мама не побила ее свернутым «Cosmopolitan», она долго думала в темном коридорчике у самого лифта. Поджав под себя колени, и опустив голову, она плакала, вытирая слезы немытыми ладошками. Все это время она думала и наконец из бессвязных обид и разочарования смогла сформулировать одну-единственную мысль – она больше никогда не расскажет о своих страхах.
Позднее, уже в средней школе, она вывела еще один негласный закон. Это произошло, когда две старшекурсницы подкараулили ее у школы и избили, приревновав к ее кузену – Алексу, который приехал из Германии на две недели по обмену. Они подумали, что, провожая ее, он так выказывает свою симпатию Люси, но это было лишь проявление родственных чувств. После встречи со старшеклассницами, она вернулась в школу и подождав пока Алекс после тренировки увидит ее, все ему рассказала.

2010-02-01 в 15:05 

- Мне было больно…очень больно…
- Правда? – спросил он.
- Да. Очень.
Алекс улыбнулся. Увидев это, Люси открыла рот и спросила:
- Тебе что, меня совсем не жалко?
Улыбка. Те самые белоснежные зубы и миловидные белокурые кудряшки, которые так нравились девушкам. В голове у Люси мелькнуло «Из-за него я все это терпела, - подумала она, - из-за него я терпела боль!».
- Ну, ты…
Она не договорила. Смех заставил ее сжаться до размера песчинки.
- Дура! Я-то тут при чем? Ну и ревнуют и что? Я что должен их побить за тебя? Я на девушку руку не подниму! - его голос вдруг изменился, он стал почти шептать и подмигнул ей, - скажи…это ведь были те самые старшеклассницы, которые сегодня сделали мне комплимент, сказав, что я отлично играю? Так они же секси! Е-хууу! Вот парни обалдеют, я им расскажу. А то, Майк все хвастался, что у него много поклонниц, которые визжат на трибунах.
Алекс отвлекся и посмотрел на Люси. Он хохотнул и подняв свою фирменную сумку с лейблом Адидас, чуть наклонился к ссадине на ее щеке и сказал:
- А ты это…пластырь наклей. Тебе-то какая разница как ты выглядишь? Вот я колено в кровь разбил на прошлой тренировке, - он показал на забинтованную левую ногу, - и ничего.
После этого он ушел. Люси не было дома три часа, а когда она пришла, с опухшим лицом и разбитой губой, с многочисленными синяками и ссадинами, она была довольна. Еще одно негласное правило – никогда не показывай людям свою слабость.
Вспоминая эти события, за чашечкой кофе, Люси и не заметила, как пробил Биг Бен, оповещая полдень. Она сверилась с часами, скорее, по привычке своей матери, которая вечно куда-то опаздывала, и вышла из кафе.Сегодня холодно. Довольно холодно. Туристов мало. Вечные рабочие, сопливые дети и испорченное на солнце мороженое вот что было на главной площади. А еще смех. Его издавала одна девушка, которая прыгнула в фонтан и обдавала всех прохожих градом брызг…
- Смотрите! Смотрите! Можете пялиться сколько влезет! Можете остановится и посмотреть! Эй вы, мужчина, я не голая и не интересная, так что брысь отсюда! А вы женщина, вам чего? Ах да, ваш ребенок просится посмотреть на сумасшедшую тетю в маленьком бассейне! Так пускай смотрит! Сегодня все можно!
Вот что говорила эта девушка. Она почти кричала.
Люси узнала ее. Это была та самая девушка из ювелирного магазина.
Приблизившись к ней, расталкивая прохожих, Люси замерла. Она увидела то, что не ожидала увидеть вновь.
Вчерашняя девушка изменилась настолько, насколько было возможно, изменится человеку за один день. Ее гладкие волосы облегали шею и плечи, а одна из прядей горизонтально закрывала лоб, прилипнув от воды.
На ней не было дорогих вещей, лишь джинсы, кожаные сандалии и белая майка с темно-красным джемпером. Тушь потекла у нее по щекам, почти до самого подбородка. Глаза словно у затравленного зверька смотрели на всех с опаской, а губы говорили неприятные пугающие, заставляющие усомниться в адекватности девушки, вещи. Все это, заставляло людей изумлено проходить мимо. Люси заметила, как многие пытались спросить у нее что-то, но та лишь смеялась и качала головой. Волосы, намертво прилипшие к плечам, лишь колыхались в такт ее движениям.
Горло Люси сдавил комок, который она не смогла проглотить. Она попятилась, резко поворачиваясь, пыталась уйти…
- Стой! Стой, мой верный Санчо Панса! Не бросай меня, мой оруженосец! – услышала Люси ее крик.
Повернувшись, она на секунду потеряла дар речи.
Девушка вылезла из фонтана. Вода спадала с нее ручьем. Кожаные сандалии при ее движениях хлюпали, а глаза смотрели так, словно увидели спасение в какой-то точке…ее указательный палец был направлен на Люси.
Люди смотрели на нее, как на полоумную. Люси всячески пыталась ответить на их взгляды непринужденным, трезвым взглядом, молча как бы говоря «я ее не знаю!».
Не помогло, потому что девушка бегом приближалась к Люси, не убирая руку.
- Готовь нашу верную тощую клячу, оруженосец!
«Какой ужас, вот это позор, - промелькнуло у Люси в голове».
Пытаясь как можно быстрее уйти от взглядов и полоумной девушки, Люси развернулась и побежала.
От одного из зол она спаслась. На нее больше не смотрели осуждающе, только вот…
- Постой Санчо! Постой верный друг!
Девушка, вообразившая себя Дон Кихотом, следовала за ней по пятам. К сожалению, она не отставала, а только догоняла ее. На лбу Люси возникли капли пота.
Она гадала, что может сделать с ней городская сумасшедшая. Боясь оглянуться, она бежала, не разбирая дороги, пока не оказалась среди трех мусорных контейнеров и тяжелой железной решеткой в темном тупике.
Люси не стала проверять решетку на прочность, ее вполне удовлетворил большой, ржавый замок, словно от амбара.
Оглянувшись, она увидела девушку и ужаснулась. Она улыбалась и смеялась. Согнувшись, она давилась смехом и крутила головой из стороны в сторону. Волосы, немного высохшие во время бега, липли к майке и оставляли мокрые пятна на асфальте, от падающих капель.
- Ты…так…бежала…я…запыхалась.
Люси ничего на это не ответила.
Она выдохнула воздух и не разгибаясь резко, словно кукла, повернула голову и взглянула на Люси. У последней задрожали ноги.
- Боишься? Думаешь, - она разогнулась, - я сумасшедшая? Может, я тебе и вчера такой показалась? Нет, вот оно как.
- Зачем ты купалась в фонтане?
- Мечта моего детства, - сверкнув улыбкой, произнесла девушка.
- Странная мечта.
- Ну-ну.
Люси стала ждать, что скажет девушка. Та молчала, осматривая свою одежду. Выжала джемпер и штанины.
- Извини, если напугала и выставила дурой.
- Скорее сообщницей дуры, - буркнула Люси и девушка засмеялась.
- А ты тогда ничего не купила…
Люси сдвинула брови и сделала несколько нерешительных шагов.
- Ты о чем?
"Городская сумасшедшая" сморщила носик.
- Вчера, - пояснила она, - ты ничего вчера не купила. Хотя была в ювелирном. В «Фениксе» скупили почти весь склад. От покупателей, до позднего вечера не было отбоя, хотя я предполагала нечто подобное, ведь все дело в деньгах.
Люси не понимала, почему девушка удивилась тому, что она ничего не купила. В этом же не было ничего незаконного.
Люси потерла лоб.
- А зачем ты за мной погналась?
- Затем, что так захотела. Не захотела бы – не погналась.
- А…
«Странная логика, - подумала Люси, - может она и впрямь сумасшедшая».
- Надеюсь, ты не хотела меня там бросить? Они бы вызвали полицию, - она посмотрела на Люси внимательно, без тени усмешки.
- Бросить?
- Ну да.
- Тебя?
- Да-да.
- Нет.
- Это хорошо.
Они еще немного помолчали.
- Ну ладно, - вдруг сказала девушка, - увидимся.
- Где? – вырвалось у Люси, почти испуганно.
- А где ты учишься?
Люси ошеломленно пояснила ей. Девушка ухмыльнулась, посмотрела ей в глаза, наклоняя голову чуть влево и собирая волосы руками.
- Тогда там и увидимся.
Она показала ей два пальца, указательный и средний подняв вверх. Люси проводила ее взглядом. А потом ее мозг, словно ужалила пчела. Люси хотела подумать над этим, но в голове крутилось только одно слово «peace».
29 дней до конца.
Колледж, в котором училась Люси, находился вблизи от ее дома. Единственный минус – он был расположен далеко от дороги и въезд на его территорию разрешался только машинам учащихся. У Люси машины не было, хотя она уже как две недели сдала на права, но до сих пор дрожала от одного звука – рычания мотора.
Этот страх перед автомобилями и теми, кто их водят у нее от матери. Она боялась, что не справится, что повернет не туда, перепутает газ и тормоз. Практическую часть экзамена Люси, признаться, сдала на «слабо». Зато теорию знала на «отлично». Правила она запомнила довольно быстро, а практику тренировала на игровых автоматах и специальном, заказанном по почте диске с «виртуальным вождением», который вставляла в дисковод и погружалась в угловатый, нереалистичный мир уличного движения.
Перед экзаменом она посмотрела фильм «Форсаж», потом долго не могла оправиться от шока. И ради этого визга покрышек, она сдает на права?
Отец предлагал ей купить «жука», маленькую машинку без откидного верха, довольно маневренную, что отлично сказалось бы на движение шумных лондонских улиц.
В тот самый день, когда Люси согласилась на покупку «жука» - она позорно убежала из автосалона. Продавцы-консультанты еще долго не могли понять, что ее так напугало.
Ее страх перед поездками, понимала только мама. Она-то и предложила купить ей мопед, со словами:
- Если что, ну там…грузовик потеряет управление и попытается в тебя врезаться…ну ты поняла…просто притормаживай и беги со всех ног. Можешь бросить его прямо на дороге!
Люси, недолго думая, согласилась. Теперь она ездила на мопеде в колледж. Железный друг, красного цвета, освещал ей дорогу, словно циклоп, одной фарой. Единственный минус – шлем портил ей прическу.
Люси притормозила на своем мопеде прямо у самого колледжа потом, подумав, развернулась и подъехала к самому ужасному месту парковки – у мусорных мешков. Единственное место, где никто кроме «неудачников» не парковался.

2010-02-01 в 15:06 

Сняв шлем, она посмотрела в зеркальце заднего вида и ужаснулась. Ровная коса, без единого «петуха», теперь стала походить на гнездо. Вглядываясь, Люси пыталась понять, почему до сих пор голуби не облепили ее в поисках своих птенцов.
Париш вздохнула и потянулась. Позвоночник заныл – это следствие того, что она уснула сидя. Сильно вымоталась из-за своей работы по биологии и ужасно хотела спать.
Папку с бумагами, она понесла так, чтобы та закрывала часть шеи и лица. Она не хотела, чтобы ее узнал Томи Клерк и его компания. Иначе, от шуток не скрыться.
Поднимаясь по серой лестнице, Люси старалась как можно незаметнее себя вести, то и дело, поглядывая на идеальные прически учениц.
"Какой ужас у меня на голове! Почему я раньше не подумала, что так будет. Вот бы у меня была расческа и пору тон геля для волос, ситуацию еще можно было исправить, а так я похожа на болотное чудовище", - с мукой думала Люси о своем внешнем виде.
Недаром ее называли «chicken girl». Ну, ничего не поделаешь, если Люси неуклюжая и голос у нее больше похож на кудахтанье, особенно когда она пытается рассуждать о чем-то или отвечает на вопрос учителя. А еще она своими локтями постоянно собирает все острые углы. Все бы ничего, но однажды она прошла мимо парт так, что задела сумку Ванессы Стюарт – девушки Томи Клерка – после этого за ней и закрепилось это обидное прозвище.
Все богатые дети учились в этом колледже. Либо ты богатые, либо отличник, либо талант. Под эти три группы можно классифицировать любого учащегося. К примеру, тот же Том Клерк – его отец владелец крупной фирмы по производству табака. Он постоянно ездит с ним на Кубу, Мальту, Панаму. А еще помогает ему в делах. Томи не дурак. Он прекрасно считает и анализирует куплю-продажу табака по Англии и других странах. Прекрасный аналитик, в будущем поступит в престижнейший университет Оксфорд.Ванесса и Том во многом похожи. Она коллекционирует дизайнерские вещи и фигурки с ангелами. Говорят, что ее коллекция тянет на несколько миллионов франков. Но может это просто слухи. Ванесса так же дочь богатых родителей. Ее дед – адвокат - сколотил большое состояние на коллекционировании автомобилей. Когда он ее (опять же по слухам) датскому принцу, тот обогатил его на всю оставшуюся жизнь. Дед Ванессы умер рано, и все его состояние перешло матери девушки. Теперь дочь с матерью прожигают деньги и молодость на самых лучших курортах и побережьях, греясь под золотым солнцем и попивая разноцветные коктейли, а тем временем отец девушки, владелец адвокатской конторы подсчитывает прибыль от вложений в разные акции. Ванесса собирается поступать в Гарвард, очень предсказуемо.
Конечно же, Ванесса Стюарт, Том Клерк, а также Эшли Спартс, Николас Невель, Эйприл Стаффорд – все богатые до безумия. Остальные, кто не вошел в список, либо менее богаты, ну там владеют частным курортом, не очень прибыльным бизнесом или просто наследнички, тоже считаются в группе богатых, но не в «золотой пятерке».
Есть также группа отличников, талантливых, но не та не другая группа не имеет уважения. Таких тут довольно много – почти половина школы. Пожалуй, есть три самых жутких неудачника – Карина Торвод, Рудольф Джей Ломбер и Люси Париш.
Карина и Люси – подруги по несчастью. Если Люси называют "курицей", то Карину – "крокодилом". Что ужасно неприятно. А все из-за внешности девушки. У нее широкие ноздри, пухлые губы и вытянутый подборок. Карина – мулатка и имеет колючие, жесткие, черные волосы, которые она собирает в неопрятный хвост.
О Рудольфе Джей Ломбере лучше вообще не думать. Мало того, что бедного подростка назвали в честь главного оленя в упряжке Санты, так еще попали в самую точку. Рудольф, постоянно выдавливает прыщи на носу, поэтому он вечно красный…а еще у него длинные, неуклюжие ноги и рыжие, непослушные волосы.
Все трое не имеют богатых предков и крутых машины. У них нет таланта и оценки ниже среднего. Говорят, что взяли их только из жалости.
Люси вздохнула и прибавила шаг. Оказавшись в кабинете биологии, где она должна рассказать о плоских червях и что у них внутри, а также их среде обитания, у нее затряслись коленки.
- Спокойно…спокойно.
Люси пришла пораньше, чтобы подготовиться. Сев на последнюю парту, она убрала волосы с лица, несколько раз вздохнула и открыла папку. Кривой почерк, который можно узнать из сотни других, мешал ей сосредоточиться. Однажды Люси проверяла тетради и увидела лучший почерк на свете. Маленькие буквы под идеальным наклоном – почерк Ванессы ее впечатлил.
"Почему я не могу, быть хоть немного похожа на эту куклу Барби?" – подумала Люси.
Рассеяно оглянувшись, девушка только сейчас сообразила, что кто-то вошел. Она вжалась в сиденье.
- Привет, Люси.
Это был Рудольф.
- Привет. Послушай, ты не знаешь, почему Джессика Стетхем, постоянно вертится возле меня? Она уже порядком мне надоела!
Это была почти правда. Джессика вечно крутилась возле Люси, мешая ей сконцентрироваться. Люси стала подозревать неладное.
Рудольф взглянул на нее так, будто Люси сказала что-то ужасно глупое.
- Она нажаловалась на тебя директору Морган. Сказала, что ты прогуливаешь занятия. А еще она распускает сплетни о тебе, рассказывая их «пятерке».
- Правда?
- Да.
Чтобы сменить тему Рудольф стал спрашивать о теме, над которой Люси работала. Люси опробовала на нем, свой рассказ. Парень задремал, после первых двух абзацев.
«Какой ужас, - думала Люси, - у меня ничего не получится. Если даже Рудольф уснул, то весь класс просто засмеет меня. Нужно было прогулять биологию, все равно родителям не интересно, что я прохожу в школе».
- Я пойду, немного подышу свежим воздухом…
Люси встала и опрокинув пару канцелярских принадлежностей быстрым шагом преодолела расстояние до двери. К сожалению, выйти ей не дали. Она нос к носу столкнулась с Эйприл Стаффорд.
- Так-так, - протянула девушка, тряхнув медными, до пояса, волосами, - Кто тут у нас?
Люси попятилась. В голове звенело.
- Курица…и олень. Мило.
Люси ничего не ответила продолжая давать «задний ход».
- Ты извиняться будешь? – перевела на нее взгляд Эйприл.
- Что?
Колючие, карие глаза посмотрели на нее, как на таракана.
"О, нет", - подумала Люси.
- Ты мне чуть ногу не отдавила! – взвизгнула девушка и шагнула вперед, словно в подтверждения, грациозно подняв левую ступню вверх.
На ее замшевых туфлях не было и следа. Люси промолчала.
- Так что? Долго мне ждать?!
От ее крика Рудольф пошевелился во сне. Эйприл смерила ее холодным взглядом. На ее губах играла незаметная улыбка.
Люси открыла рот, чтобы извиниться, но в этот момент дверь открылась и в класс потоком повалили учащиеся.
Пять минут до звонка…
- Ну и???
Все замерли и перестали разбирать вещи и разговаривать. Ученики ждали каких-то действий. Люси сглотнула.
«Золотая пятерка» во главе с Томи появилась в дверях, они что-то громко обсуждали. Люси удивилась роскошью одежды подростков.
- Они точно не попадут в финал! Янки разгромят их еще во втором тайме! – уверял Томи Николоса.
- Ошибаешься, Том. Их соперники, тоже сильны. Это будет настоящий матч!
Девушки закатили глаза, а Ванесса спросила:
- Кто оплатит билеты? Чур мне ближе к трибуне…
Томи усмехнулся.
- Места давно заказаны. Самые лучшие, рядом с премьером и министром юстиций.
- О! – Николас поднял вверх большой палец, - Том ты крут!
Красавчик Клерк не смог сдержать улыбки и смело развел руками, выпалив:
- Ну да, я такой!
Ванесса гордо оглядела учеников и обнажила фарфоровые зубы.
- Эйприл! – увидела она подругу, - Мы тебя обыскались!
Она медленно прошла между рядами и посмотрела девушке в лицо.
- Что-то не так? – удивленно вскинув брови, спросила Ванесса.
- Да, не так, - подтвердила Эйприл, - курица не хочет извиниться. Она чуть не наступила мне на ногу!
Воцарилась тишина.
- Ужас! Совсем распустились! – зашипела Ванесса и перевела взгляд на Люси, - Извинись!
Вот тут это слово подхватили все ученики, кроме Карины, Рудольфа и Люси.
Они смеялись и угрожающе наступали на Люси. Та сгорбилась.
- Тихо, - вполголоса потребовал Том.
И все замолчали, а Ванесса перевела взгляд на него.
- Извинений в данном случаи будет недостаточно, - словно гром в тишине прозвучал его голос, - думаю мы поступим по другому.
Он приблизился к Люси на расстояние метра. Его губы, цвета персика открылись и он произнес:
- На колени!
Гул. Шепот. Через пару секунд, все повторяли «на колени, курица» и просто «на колени». Глаза у Люси расширились от страха.
- Нет! Вы что?! Нет, ни за что! – только и смогла сказать она.
Звонок. Учитель опаздывал.
- Быстрее. Пока этот придурок Хьюстон не пришел, - обратилась к Люси, Эйприл.
Повелительным жестом она указала на пол, и Люси ничего не оставалось, как только…ее колени начали сгибаться…
Слезы почти градом, покатились по щекам, шеи и капали на паркет…
- Не надо, п-пожалуйста! – просила она.
Но никто не хотел слушать ее глупые попытки защитить себя от позора.
- Давай быстрее, курица! – приговаривал Томи, а его глаза зажглись азартом, словно он был на каком-то интереснейшем цирковом представлении.
- Н-нет…
Тут Ванесса фыркнула и подскочила к Люси. Она встала сзади и схватила девушку за волосы.
- Я помогу тебе, - произнесла она, и класс разразился хохотом.
Вцепившись в волосы она стала рвать их в разные стороны, а потом резко потянула вниз, так что Люси невольно упала на колени. Если бы она только твердо стояла на земле.
- Вот и хорошо, теперь целуй ноги Эйприл.
- НЕТ! – крикнула Люси, но ее крик потонул в одобрительном гуле толпы.
Ванесса снова рванула ее за волосы. Люси издала истошный вопль.
- Курица.
Это произнес Том.
- Курица? Где?
Никто не ожидал услышать посторонний голос.

2010-02-01 в 15:07 

Том испуганно замер. Ванесса немного разжала руку. Эйприл нахмурила брови. Остальные повернули головы к двери.
- О, Санчо! Я тут искала ваш кабинет, - девушка отступила, сделав несколько шагов назад, - так…3…2…1, а нет 4…2…1, да? Я просто перепутала! Но теперь я наконец нашла его!
Люси подняла голову, чтобы получше разглядеть девушку.
Девушка из ювелирного, которая вчера купалась в фонтане, совсем не была похожа на ту, кто стояла у двери сегодня. Ухмылка исчезла с ее лица. Овальное лицо с заметными скулами, словно портрет в раме, обрамляли гладкие, словно шелк, темные волосы, которые были прекрасно уложены и кудрями ниспадали на плечи. На шее красовался дивный кулон с большим, размером с зерно – драгоценным камнем, который переливался всеми цветами радуги. Глаза девушки подведены серебристым карандашом, а губы подчеркнуты блеском. Белоснежная рубашка с жабо и обтягивающие черные джинсы с известным лейблом. На ногах туфли на узкой шпильке насыщенного красного цвета.
Она не была похожа на городскую сумасшедшую.
Тишина. Девушка сделала несколько шагов. Стук-стук, стук-стук. Ее плавные движения пугали Люси.
- Кто ты? Не видишь, мы заняты? – буркнул Том, не сводя глаз с красавицы.
Ее глаза встретились с его. Черные, ледяные они казались двумя сосущими колодцами, Том сглотнул.
- Я хотела поинтересоваться…просто любопытно, - Люси казалось, девушка отвлекает Тома, - кто эта такая «курица»? И где она?
Том улыбнулся.
- Вот она, - он указал на в сторону Люси.
- А…А! – воскликнула девушка и зашагала вперед.
Она приблизилась к Люси. Чуть заметно ухмыльнулась и подмигнула ей.
После этого произошло сразу две вещи.
Ванесса упала на бок и схватилась за бедро, но перед этим девушка из ювелирного, коротким ударом ноги сшибла ее с ног.
- О! О! – только и смогла выдавить из себя Ванесса.
- Ты что творишь?! – крикнул Том, его глаза налились кровью.
Люси быстро поднялась на ноги, Ванесса лежала.
Девушка и бровью не повела, просто произнесла, громко и властно:
- Мне казалось, курицам самое место на земле. В данном случаи на полу.
- Париш – курица! А не Ванесса!
Девушка не переменилась в лице. Она не была удивлена.
- Все верно. Это существо с желтоволосой соломой на голове, которую вы называете Ванесса – курица. Цена ей – грош.
- Ах ты! – тут Том разразился ругательствами.
- Врежь ей, Том. Давай, Том! – поддакивали ему ученики.
Девушка присела на парту, не обращая внимания на их возгласы.
Том замахнулся. Но не успел ударить девушку. Та с силой пнула его в живот, так что он скрючился на полу рядом с Ванессой.
Послышались вскрики. Потом все умолкли, слышно было только, как Том чуть не подавился собственной слюной.
- Сейчас, - произнесла девушка ледяным тоном, - я вижу только зоопарк. Здесь есть целая стая шакалов. Один – бык и одна – курица. Пожалуй стоит всем вам преподать урок на будущее. Если еще хоть раз я увижу, что кто-то из вас пытается издеваться над людьми, вонючие животные, все будете валяться в самой грязи, там где у вас есть персональное место. Все ясно?
Несколько человек кивнуло.
- Отряхнись, Санчо, - почти приказала она Люси, - я видела вашего учителя, похожего на рыбу с такой плоской мордой. Его задержали, но он сейчас придет. Так что все сели на места и ни звука. Узнаю, что кто-то рассказал обо всем учителю и тому субъекту не поздоровиться. Усекли?
Теперь уже почти все кивнули в знак согласия.
- Теперь хозяйкой зоопарка назначаюсь – я. Моя правая рука – Санчо. Все поняли?
Все согласились.
Когда девушка рассадила всех на места, а сама села рядом с Люси, пришел преподаватель и начал:
- Так…что такие кислые? – спросил своих учеников, мистер Хьюстон.
- Да так…небольшое недоразумение, - сказал Том, - справимся сами.
В этот момент многие обратили внимание на яростный огонек в его глазах.
- Ну ладно. Кто расскажет нам о плоских червях? А?
Люси подняла руку.
- О, Санчо, да ты ботаник, я смотрю.Люси хихикнула, но вышла из-за парты. Бумага в ее руках шуршала. Люси вздохнула и начала рассказ. Ее глаза искрились.
Когда она закончила, девушка начала аплодировать, Люси чуть не выронила бумаги.
Она долго хлопала в ладоши, а потом сказала так, чтобы слышали только ученики:
- Аплодируйте, шакалы иначе потом сесть за свои обеденные стулья не сможете. Пятая точка не позволит.
Класс зааплодировал.
Люси покраснела, но была довольна.
Учитель пробежался по списку класса.
- Вы, девушка, - он обратился к соседке Люси, - кто?
Его очки скатились к самому кончику носа.
- Я тут первый день. Еще многого не понимаю, - ангельским голосом начала девушка, - Наверно я делаю что-то не так…вы уж меня простите!
Она несколько раз моргнула.
- Я не об этом, - отмахнулся мистер Хьюстон, - Ваше имя, мисс…?
Девушка откинулась на спинку стула. Многие повернули головы. Им тоже было интересно кто эта странная незнакомка.
- Мари Бест. Это мое имя.
Люси посмотрела на нее и увидела, как губы девушки тронула лукавая ухмылка.

2010-02-01 в 15:08 

28 дней до конца.
Угроза Томи, все случившееся в колледже, Мари Бест и золотая пятерка, все это закружилось, завертелось, почти полностью заполняя голову Люси, заставляя думать об этом, анализировать и пытаться что-то понять, а может и исправить. Но пока, девушка не могла осознать все в полном объеме. Главный вопрос, на который она натыкалась вновь и вновь, как волны о скалу, разбивая все ее мысли и доводы – был «зачем?».
Зачем все это нужно Мари Бест?
Она решила провести революцию в колледже. Золотая пятерка теперь обрела позорную славу, а Люси стала натыкаться на смущенные взгляды, в которых читался все тот же вопрос «зачем?».
Оказывается произошедшее оставило след и для Люси. Она просто не знала, что делать. Почему-то она не могла прямо потребовать объяснения от Мари. Хотя та и ждала вопросов, (это было видно по ней) казалось Мари уже заранее знала ответ на все вопросы и пыталась всем своим видом показать: давай Люси, не бойся, верный оруженосец!
Но Люси боялась. Люди бояться неизвестного. А Мари казалось ей сверхъестественным пятном в ее жизни.
- Что ты хочешь, Бест…что тебе нужно? – вслух подумала Люси и прикрыла усталые веки.
На часах пять утра. Она так и не смогла уснуть. Уж больно много событий произошло за тот день. Ей стало почти необъяснимо страшно.
Сегодня Люси и Мари снова будут сидеть рядом. Она может подкараулить минутку, застать Бест в врасплох и спросить обо всем.
Какую роль в этом затянувшемся спектакле играет Мари?
- Какая я трусиха, - снова произнесла Люси.
Она читала о Дон Кихоте. Роман отягощал ей руку. Она то клала его на одеяло, то вновь брала том и раскрывала на нужной странице. Пыль щипала глаза и заставляла чихать.
«Неужели у меня развивается аллергия? – подумала Люси, с этой мыслью ушло ее желание стать библиотекарем, - Ну что не так? Почему я такая глупая, скромная мышь? Только из-за того, что не отличаюсь красивой внешностью? Или из-за того, что у меня нет достаточной для звездного статуса суммы денег? Ну, разве это главное?»
Одни вопросы. Бесконечная череда вопросов, на которые у Люси не было ответа.
- Что ей надо? Если бы я была богатой, то тогда ясно…ей нужно было стать моей подругой, попросить денег в долг, а потом скрыться так, будто ее и не существовало, оставив после себя парочку переворотов в моей тихой жизни. Но нет! Я не богата! Не могу отблагодарить за то, что она мне помогает. Какая глупость! И почему мне в голову лезут такие вещи!
"Пора прекратить думать об этом и просто решиться все спросить, а сейчас – спать. Голова трещит и раскалывается! Будто в ней образовался колокольчик, и теперь постоянно звонит! Это явно признак нервов, которые я сегодня потратила! Ох…все это из-за Тома и его компании! Мари помогла мне. Я просто скажу спасибо. Если бы не она, сейчас бы до сих пор чувствовала горьковатый привкус от замшевых ботинок Эйприл", - подумала Люси и перевернулась на бок.
- В голове не укладывается…
Это была ее последняя фраза, прежде чем она закрыла глаза и погрузилась в сон, похожий на ночной кошмар с той только разницей, что все декорации к этому сну создавала Люси…
Когда она проснулась, то сразу поняла: сегодня ничего не получиться. Голова соображала плохо. Мысли приходили самые разнообразные, но в черепной коробки Люси словно напустили туман, она не могла сосредоточиться на чем-то больше двух секунд.
С большим трудом ей удалось добраться до колледжа. Она чувствовала себя марионеткой в чьих-то неумелых руках и только она об этом подумала, как перед ее глазами словно воспоминание пронеслось лицо Мари Бест.
"Эта ненормальная крепко взялась за мою жизнь. Мне не страшно…не страшно…но все-таки, что ей от меня надо?" – думала Люси.
Ей было холодно. На губах возник горьковатый вкус.
«Спокойно, - словно молитву внушала она себе, - спокойно, Люси. Ты справишься. Это всего лишь вопрос».
К сожалению, она уже моделировала ситуации в своей голове при которых пыталась понять какая реакция на ее слова будет у Мари. В отдельных случаях она достигала бешенства, а в других безразличия.
Люси хорошо разбиралась в людях. Даже слишком. Может быть поэтому у нее и не было подруг и парня. Она знала природу людей, а это значит, что ее не так легко было обмануть.
Не умная, но и не глупая Люси много раз обжигалась из-за своего чрезмерного доверия. Она пыталась понять окружающих и сочувствовала им, но когда ее чувства втоптали в грязь, она разочаровалась в них.
Еще ребенком она старалась, как можно больше времени проводить с теми кого любит. Это были ее родители, в особенности папа. Она ездила к нему на работу до девяти лет.
Целыми днями смотрела на Лондон из офисных окон, в коморке, которую ее отец гордо называл «своим кабинетом». Маленькая Люси кривила губы.
Часто детей спрашивают: «в какой именно момент вы перестали чувствовать ту щенячью преданность к родителям?».
Многие затруднились бы ответить, другие сказали бы:
«Повзрослели и все».
Люси, как никто другой знала ответ на свой вопрос.
«В тот самый момент, когда любовь стала ненужной. Когда они перестали нуждаться в ней. Когда Люси надоела им и из милой девочки, стала колючей и немного жестокой».
Раньше бы она никогда не выкинула цветок на помойку. Прежняя Люси встала бы на колени и со слезами на глазах, упрашивала бы Бога, чтобы он вернул цветку жизнь.
А сейчас она и бровью не повела, выбрасывая его.
В тот момент она бы засмеялась, если бы не страх. Она боялась саму себя и того, что она уже безнадежно и ужасна слепа. Что проглядела тот момент, когда из ангела стала демоном в человеческом обличии.
Поэтому выбрасывая цветок, она не засмеялась. Не потому что его жалко, а потому что так бы она раскрыла свою сущность.
Люси перестала думать, когда села за одиночную доску на ножках, которую здесь называют «твое место».
Она боялась встречи с ней. Боялась, что накричит на нее.
Занятия начались, но Дон Кихота не было.

2010-02-01 в 15:09 

27 дней до конца.
И в этот день тоже.

26 дней до конца.

Она наконец появилась. Стояла немного растерянная у самой парковки, прислонившись спиной к неровной, каменной стене.
Люси не узнала ее.
Сегодня Мари Бест казалось была ни в чем ни уверена. В ее глазах читалось непонимание, даже когда она встретилась взглядом с Люси и та мотнула головой в знак приветствия. Мари словно не узнавала ее.
«Что это с ней? Надеюсь, она ничего не принимает…».
Люси не подошла к девушке, а просто проследовала за общей толпой в здание.
«И что все-таки произошло за эти два дня? Что с Бест? Вид у нее…не самый лучший».
Люси, обеспокоенная и расстроенная, вошла в кабинет.
Она постоянно смотрела на дверь в ожидании прихода Мари.
Прошло двадцать минут…
Час…
А потом казалось несколько обеспокоенный, серых мгновений и учеба на сегодня закончилась.
Люси выбежала из здания, хотя и не надеялась увидеть Мари снаружи, много времени прошло.
Оказалось, что из всей школы у парковки стояло два человека. Одна из них минуту назад вертела в руках тетрадь и смотрела на дверь в ожидании чего-то. Это была Люси Париш.
Другой человек, тот кто все это время был здесь, замер словно статуя. Его глаза были наполовину прикрыты, будто этот человек дремал на ходу. Никаких эмоций на лице, лишь какая-то ускользающая тень отражалась в складках одежды, мимике, жестах и, конечно, в глазах.
Эта тень была не заметна. Если бы Люси Париш знала этого человека чуть лучше, она бы все поняла. А если бы поняла, скорее всего, не сдвинулась бы с места.
Но она не знала, что происходит. А любопытство…ну что ж…пожалуй не сослужило ей никакой пользы.
Люси сделала рывок и оказалась в нескольких шагах от Мари.
Она еще очень долго не смогла бы забыть, что увидела.
Безумие…это не то сумасшествие, которое встретишь в комнатах с мягкими стенами, а настоящее истинное безумие.
Ярость…не просто злость или раздражение, а настоящая ярость, которую редко увидишь на лицах в это спокойное время.
И непонимание…растерянность…не желание понять и осознать что-то…
И всеми этими эмоциями, которые отражались в ее глазах, управлял страх.
Нигде и никогда Люси Париш еще не видела такого дикого, отчаянного страха.
Все это длилось всего секунду.
Потом глаза Мари закрылись, она отступила на два шага, так чтобы полностью соприкасаться со стеной.
На минуту Люси испытала облегчение, она вдруг решила, что все ей показалось в тот момент, когда Мари вновь взглянула на ее.
Это был почти прежний взгляд девушки. Немного высокомерный, безразличный, но ни в коем случаи не пустой. Взгляд Мари Бест.
Люси решилась приблизиться. Что-то ей сегодня дурно. Померещится же такое.
- Привет.
- Привет.
Машинально улыбаясь, Люси спросила:
- Ты сегодня решила прогулять? Так тебе лучше уйти отсюда. Занятия кончились и преподаватели…
Мари Бест дернулась.
Люси сначала испугалась, а потом расслабилась, увидев, как Мари достала телефон.
-Ну ладно, - поспешно произнесла девушка, снова улыбаясь, - я пойду. Ты поговори и уходи. Правда, а то случиться непоправимое.
Люси удалялась, как можно быстрее.
Ее шаги ускорились.
Все быстрее и быстрее, пока она окончательно не перешла на бег.
Ей просто показалось. Ну не может же быть, чтобы у кого-то было столь жуткое желание умереть прямо сейчас.
***
- Сколько?
- А вам это надо?
- Ну, все же.
Вздох. На другом конце провода что-то затрещало.
- Хорошо. Я знаю, что вы со всем справитесь. Вы уже показали свою выдержку, не раз я поражался вашей смелостью. Я знаю, вы и сейчас делаете вид, что ничего не произошло. Мой вам совет…
Он не договорил, в трубке раздалось шипение:
- Мне не нужны советы, Раймонд. Я хочу узнать сколько? Разве так сложно?
Снова вздох.
- Это сложно, мисс Бест.
- Все же вы должны мне это сказать.
- Были бы у вас родные, я бы все им объяснил и рассказал. Такие вещи, как правило не говорят напрямую…
- Хватит тумана. Сколько?
- Двадцать. Чуть больше или меньше.
В трубки послышались гудки. Мари отключила телефон.
- Меньше месяца. Что ж, этого следовало ожидать.
25 дней до конца.
Мир изменился. Он стал почти плоским. Люси удивлялась тому, насколько страшна неизвестность. Она вновь и вновь прокручивала этот странный день в памяти. Останавливаясь на двух моментах, в которых главной странностью была – Мари Бест.
Почему она все еще думает об этом? Те глаза…это было жутко.
Карандаш выпал из ее холодных рук, Люси пришлось наклониться.
«Ее портрет. На что он будет похож? На собрание ярких красок, которые сгущаются и переливаются в одной точке? Пожалуй, нужно добавить красного…вот так. Еще оранжевого и сделать розовые губы…а еще глубокие глаза…но тогда придется использовать черный! Мне это не надо, я не хочу добиться подобного эффекта, хоть это портрет Мари Бест».
Руки Люси цепкой хваткой взяли кисти и краски, которые остались еще со времен, когда девушка мечтала стать художницей.
Пара штрихов. Немного голубого. Блики. Лицо в анфас…это самый лучший ракурс. Потом пару легких мазков по лицу, очень медленно и плавно, чтобы не выйти за рамки контура.
Люси посмотрела на результат.
Сиюминутный порыв и каштановые кудри стали отдавать черным, а глаза почти полностью раскрашены этим цветом.
«Все-таки без черного никуда, тогда бы мир и картинка были бы плоскими, а так словно настоящая Мари. С ее заботами и ореолом таинственности на бледном, аристократическом лице».
- Вылитая Бест, - произнесла Люси и убрала краски.
Потом она, подумав, вновь достала их и добавила еще больше черного…
24 дня до конца.

Если бы у Люси был номер Мари, она бы уже давно набрала его. Девушка не появлялась в колледже. Она словно исчезла.
Люси стала снова объектом насмешек. Ее прозвище никто не упоминал, но похоже и до этого дойдет. Просто замечаниями и смехом дело не ограничится.
Все стало, как было. Только вот не одну Люси волновала пропажа Мари. В колледже, когда все учащиеся обедали, а Люси сидела в кабинете, ожидая начала занятий (в последнее время у нее не было аппетита) рассеяно глядя в окно, она заметила постороннего человека. Долговязого стройного мужчину с пшеничными волосами и рыскающим взглядом. Что-то заставило ее встать с места. Люси прошла по коридору, свернула, оказалась у двери, толкнула ее и выскочила наружу.
Она двигалась в направлении человека минуту, после чего поравнялась с ним и прямо спросила:
- Вы ищете Мари Бест?
Мужчина сфокусировал на ней взгляд и нахмурился, так что морщинка залегла на переносице.
- Да.
- Вы ее отец? – во рту у Люси было сухо.
- Нет, у нее нет отца и матери. А вы кто?
- Нет отца…
- И матери тоже.
- А…
Люси спохватилась, что задумалась, когда мужчина повторил свой вопрос.
- Я – Люси Париш. Я тоже ее ищу.
Мужчина кивнул.
- Вы знаете ее номер сотового? – спросила Люси, оглядываясь.
Мужчина без возражений продиктовал номер. Девушка записала его.
- Знаете, на мои звонки она не отвечает. Я сказал глупость и она расстроилась. Поддался ее уговорам, старый дурак.
Он ухмыльнулся, но ему явно было не до смеха.
- Скажите, а где она живет?
Он словно проснулся и только сейчас понял, что все еще стоит здесь.
- Это практически не имеет значения.
- Как это?
Мужчина пожал плечами.
- Мари не живет дома.
«А где она живет? – с ужасом подумала Люси».
- Сейчас она может быть где угодно. Ее не так просто найти, но возможно, если постараться, что-то получиться.
- Спасибо вам, мистер…
- Хиллс.
- Спасибо, мистер Хиллс.
Люси недолго посмотрела на него и поспешила назад в колледж. Сегодня вечером она попытается найти Мари.
- Попытка не пытка.
Гудок…гудок…
- Бери же!
Гудок…гудок…гудок…
Люси повесила трубку. Это уже десятый раз. Она набирает этот номер десятый раз и похоже уже с точностью калькулятора может назвать все цифры в нем.
Мари Бест либо не слышала телефон, либо потеряла его, либо не отвечала никому. Другого варианта нет.
Люси легла на кровать, все еще сжимая в руке трубку.
«А что если не показалось? – в который раз спросила саму себя Люси, - Что если она действительно была…».
Девушка вновь вспомнила тот день, когда увидела Мари у парковки.
Люси пробила дрожь. Запоздалая реакция на стресс.
«Нужно было поговорить с ней дольше. Мало ли что произошло! Какая я глупая! Видимо все потеряно. Она исчезла навсегда, ну или по крайней мере надолго. И этот мистер Хиллс…кто он ей? Друг? Любовь? Нет, он для нее староват, ему лет тридцать пять – тридцать восемь, а Мари видимо нет и восемнадцати. Скорее всего мы с Бест – одногодки. И зачем я только ушла тогда? Никогда проблемы со зрением у меня не было, а значит не показалось…».
Вот к такому выводу пришла Люси. Не показалось.
«Может ее бросил парень? Вот она и сбежала. Еще…ее выгнали из колледжа. Правда за что? Ух. Это сложно».
- Попытка не пытка, - вновь произнесла Люси и набрала номер.
Трубку сняли после первого же гудка.
- Да?
От неожиданности Люси чуть не выронила ее из рук.
- Мари? Мари?!
- Да-да.
По голосу не возможно было определить, что чувствует сейчас девушка.
- Ты где?
Пауза.
- В парке.
- Что ты там делаешь? Сейчас же поздно!
Послышался смешок и Мари устало пояснила:
- Послушай, Санчо – заботливая мамочка, я сейчас делаю то, что хочу. Это понятно? Какая кому разница, что я думаю, где нахожусь, что делаю? Вот.
- Что с тобой?
- Ах да, какая кому разница, что со мной?
- Ты меня пугаешь…
- Да неужели! – фыркнула Бест.
- Я сейчас приду. Не уходи. Это ведь недалеко?
- Как смотреть.
- Скоро буду. Жди.

2010-02-01 в 15:09 

23 дня до конца.
Пять минут первого. Ночь. Беспросветная темная, почти бездонная ночь. Мир перестал быть плоским. Звезды указывают на то, что наверху еще очень много планет, много неизведанного и стоит стремиться узнать как можно больше. А еще они словно шепчут, что не стоит отчаиваться, потому что все происходящее – реальность и ты, Люси, сейчас идешь в парк, где тебя дожидается (что под большим сомнением) Мари Бест – ненормальная особа.
Люси вздохнула. Она, наконец, добралась до парка. Бледная луна легким прикосновением своего сияния, выводила из темноты очертания леса, деревьев и скамеек.
В это позднее время не было слышно ни лая собак, ни громкого смеха детей, ни топот убегающих ног.
Люси словно оказалась в одном из своих кошмаров.
Она ожидала уханья совы, шелест листьев, но все было тихо.
"Воображение – страшная вещь", - напоминала себе она.
Темные краски сгустились в проходе между двумя широколиственными деревьями и Люси, почти сжав зубы и беспомощно озираясь, сделала несколько шагов вперед, ожидая нападения.
Глухой стук заставил ее вскрикнуть, а сердце подпрыгнуть до самого горла.
Чьи-то голоса…она определенно их слышит…
Двигаясь в сторону звука, она постоянно озиралась, в поисках ловушки. Люси прошла вперед, она вновь увидела очертания предметов. Спокойно вздохнула и перевела дух.
«А ведь это действительно жутко. Гулять по парку в такое время».
Она пыталась сориентироваться на развилке. Определив источник звука (три голоса), направилась вперед.
Пара шагов и она оказалась у скамейки, которая располагалась под ветвями дерева, тем самым защищая своего преобразованного собрата от лучей солнца, ветра и дождя.
Люси моргнула и вгляделась в темноту.
- Мари? – спросила она, как можно громче.
Девушка не пошевелилась. Она все так же сидела у самой скамейки, подобрав под себя ноги и обхватив тонкими руками колени. Взгляд ее был спокойным, выжидающим.
- Все-таки пришла?
Послышался всхлип.
Груда тряпок завозилась и оттуда показалась человеческая голова. Заросший бородой старик с неясными голубыми глазами, одетый в рваную серую шапку и очень много слоев одежды, от него несло алкоголем и затхлостью.
- Это твоя подруга? – неожиданно ясно и четко спросил бомж.
- Она? – показав на меня пальцем, спросила Мари.
- А больше я тут никого не вижу.
- Забавно, а мне кажется, что мы никогда не бываем одни. Что хоть и не видно, но есть кто-то кто стоит за нами, оберегает и поощряет удачей за хорошие поступки.
- Мда, - выдавил бомж и как следует укутался в свои многочисленные тряпки.
- А ты что, профессор, плачешь? – спросила его Мари, будто не замечая присутствия Люси.
- Да он такой же профессор, как я актриса! – услышала Люси, хрипловатый голос женщины.
Мари усмехнулась, наблюдая как из темноты выходит немолодая, низкорослая женщина в возрасте сорока лет. У нее были крашенные, с желтизной светлые волосы и шишковатый лоб. Взгляд цепкий и жестокий смотрел на Люси. От нее несло духами и сигаретами.
- Это Влада. Влада – это Люси. Профессор – это Люси. Люси – это профессор.
Мари представила девушке этих людей. Люси не могла понять зачем она разговаривает с ними и что пытается этим показать?
Бомжи…бездомные…
- Эй, мисс «как-вас-там», может, наконец, спросишь что-нибудь? Хватит уже смотреть на нас так, будто мы убийцы какие!
Мари посмотрела на Люси.
- Я…я…Мари…кхм…если я мешаю…
- Нет, - отрезала Бест.
- Тогда я, пожалуй, пойду.
- Не надо.
Руки Мари заходили ходуном.
- Прошу, побудь здесь до рассвета, - ее голос, такой незнакомо просящий…
- Ты просишь меня остаться?
Люси не могла поверить своим ушам. Мари Бест, какой она ее себе представляла, не стала ничего бы просить, тем более у Люси.
- Останься.
- Ладно.
Люси присела на скамью и склонив голову смотрела на трех людей. Два бездомных бомжа и Мари Бест.
- Что ты на меня так смотришь? – ощетинившись, спросила женщина.
- Расслабься, Влада. Она просто любопытная.
- Ладно, но пусть пялиться перестанет, а то я потею.
Мари зажмурилась.
- Давайте помолчим, идет? – потребовала она и, положив голову на колени, смотрела куда-то вперед, в непроглядную темную даль.
Казалось, она видит что-то такое, что не видела ни Люси, ни Влада, ни профессор. Сквозь очертания парка…может быть, она видела моря и океаны? А еще даль…поля…горы…реки и озера…все дальше и дальше…она видела целый мир…она смотрела на все…ее глаза постепенно закрывались...
- Она что уснула? – спросила Влада у Мари.
Бест даже не оглянулась.
- Да, - произнесла она и поежилась.
Покинув парк, Люси с тревогой взглянула на часы. Она проснулась от первых лучей солнца и теперь решала, что сказать матери. Отец вмешиваться не будет. Он просто послушает и зевнет пару раз…
Направляясь домой, Люси гадала, куда исчезла Мари и бомжи. Когда она открыла глаза их уже не было. Это немного пугает.
«Бросили что ли меня ночью в парке? Я сама спала, как бомж на скамейке…только представлю, что до меня там спали человек пятьсот, так сразу рыдать хочется. Но нужно собраться и придумать объяснение матери».
С этими мыслями она бесшумно вошла в квартиру и прошла по комнатам.
Они спали. Мама повернулась к шторам, отец к комоду. Они тянули одеяло в разные стороны, пытаясь укрыть ноги.
На лбу у папы от плохого сна зрела морщинка. Он то и дело вздрагивал и что-то бормотал. Что-то про отсчеты…
- Гарбер, я собрал…отчеты у меня…отчеты…не увольняйте…пожалуйста…отчеты…
Он ворочался и Люси поспешно вышла из комнаты.
Они и не заметили, что она ушла.
Скоро на занятия.
Спать не хотелось, и она стала выполнять задания.
- Все это чепуха, - вздохнула она.
Мысли разбегались в разные стороны, Люси закрыла глаза и проспала в колледж. В итоге, когда она пришла и обнаружила, что место рядом с ней свободное, села за парту и раскрыв бестолковую книгу, стала думать обо всем. Еще один серый день.
21 день до конца.

На звонки Мари не отвечала.

20 дней до конца.

Люси пришла в парк, но там никого не оказалось. Она не встретила даже бомжей. Все было тихо, как перед грозой.

19 дней до конца.

«Наконец-то! – мысленно возликовала Люси».
Она немедленно выбежала из колледжа, и остановилась перед вкопанным мистером Хиллсом нервно теребя волосы.
- Вы не знаете, где она? – спросила Люси.
Мистер Хиллс покачал головой.
- Я понятия не имею, даже где она может быть. Правда одна мысль у меня есть, поэтому я и пришел сюда.
- Почему она убегает? – поймав растерянный взгляд Хиллса, спросила Люси.
Мужчина безрадостно улыбнулся.
- Видимо, это все ей надоело. Она хочет как много большего, за минимум времени. Я бы на ее месте тоже бы на месте не сидел.
- Вы что-то придумали? – поняла Люси.
Мистер Хиллс кивнул.
- Раз тебя не безразлична судьба мисс Бест, думаю я знаю способ ее найти. Надо понять, что она хочет сделать, прежде чем... - мужчина сглотнул, - ну, в общем...надо понять, что она хочет.
- Я вас не понимаю.
Хиллс не удивился.
- Если бы у тебя было все, чтобы ты не пожелала, то насколько бы ты любила жизнь?
Люси оторопела. Она несколько раз открыла рот и закрыла. Зоркие глаза Хиллса следили за ее реакцией.
- Все, что не пожелаю?
- Да.
Люси подумала, что это легкий вопрос.
- Наверно я бы радовалась. Очень сильно. Была бы счастлива, так сказать…
- Значит, - вздохнул Хиллс, - ты бы любила жизнь?
- Да.
Мужчина хмыкнул.
- А если я скажу, что «что-то» или «кто-то» покушается на твою идиллию, как ты говоришь, чтобы ты сделала?
Люси снова медлила с ответом.
"Что бы я сделала? Что?" – думала она.
- А это не исправить? Никак?
- Нет.
- То есть угрозу не убрать?
- Именно, ситуация такая, что твоя карточная идиллия, твои воздушные замки рушатся, что ты будешь делать?
- Просто смотреть и ждать.
Мужчина засмеялся.
- Да ты явно не мисс Бест! Тогда вопрос такой: что бы сделала она?
- Мари?
Он кивнул.
Люси думала довольно долго, прежде чем ответить.
- Она бы боролась. За каждую сложенную карту, за каждый воздушный замок, за каждый кирпич в нем…она бы сделала все, чтобы…
- …ее счастье не пропало зря, - закончил за нее мистер Хиллс, по нему было видно, что он доволен, - Я хотел услышать это от кого-нибудь другого. Тогда я прав. Спасибо вам, Люси.
- Не стоит…
«И что я такого ему сказала? Чем помогла?».
- Удачи вам.
Он быстро зашагал вдоль дороги и поймав такси, уехал на нем в неизвестном направлении.
В голове у Люси вновь и вновь проносился этот непонятный разговор. И чем она помогла этому человеку?

2010-02-01 в 15:10 

18 дней до конца.
Сколько шума. Сколько бестактности. Они только и могут, что толкаться в переулках и собирать выпавшую мелочь из чужих карманов. Как отвратительно!
Грязь, повсюду грязь и толпа. Толпа словно озверела, она пытается достать эту мелочь…она нападает на прохожих.
Толпе нужны деньги.
Какие они страшные, эти люди в толпе, сколько шума...они уже не думают о морали, засовывая руки в чужой карман.
Люси хотела крикнуть «берегись!», но понимала, что уже поздно.
Цепкая хватка, возня и вот…
Несколько пар грязных рук схватила девушку за шею, руки, плечи, а парочка людей за лодыжки.
Чужие руки тянуться к ее карманам.
И не находят…
Девушка с прической смеется и толпа на секунду разбегается.
Она богата, богата и умна. Она бы не позволила им забрать ее деньги.
У нее нет карманов. Она не носит их с собой. Она их…спрятала!
Да, точно! Она спрятала их! Подальше от этих цепких, грязных рук и шума! Она молодец! Она умна!
Девушка смеется, но по щекам у нее текут слезы.
Капли падают на ее роскошное платье и смывают ее. Она становится прозрачной. Смотрит на руки и смеется, хотя слезы до сих пор идут.
И вот уже не видно ее очертаний. Она начала исчезать.
- Стой! Не оставляй меня! – крикнула Люси и попыталась помешать ей, но не смогла сдвинуться с места, а просто наблюдала за всем этим.
Прозрачная девушка махнула Люси рукой.
А потом она повернулась. Анфас.
Бледное лицо, скулы, утонченные черты лица и брильянтовые слезы.
- Береги их, - произнесла она и растворилась в воздухе.
Рев толпы. Они начали искать ее среди себя.
Грязные, мерзкие, пахнущие потом и кровью, они искали ее, чтобы отнять самое дорогое.
Потом кто-то указал скрюченным пальцем на Люси.
- Все у нее! – взвизгнул этот кто-то.
Толпа двинулась на Люси. Она видела их лица, которые исказила гримаса жадности. Люси чувствовала тошноту и отвращение. Скрюченные пальцы схватили девушку за плечо и начали трясти.
- НЕТ!!! НЕ НАДО!!!
И тут Люси проснулась.

Она глупо посмотрела на маму. Бигуди и ее взволнованное лицо. Она держит Люси за плечо и пытается успокоить.
- Мама…
Люси обняла ее и заплакала.
- Попробуй заснуть.
С этими словами мама Люси, вышла из комнаты оставив дочь одну.
Люси опустила голову на подушку и протерла глаза наволочкой.
- Что я должна беречь, Бест? – спросила она и закрыла уставшие глаза.

18 дней до конца.

Люси быстро забыла сон, когда увидела, что в колледж, наконец, пришла Мари.
- Привет, - как ни в чем не бывало, поздоровалась Люси.
- Ага.
- Как поживаешь?
Мари усмехнулась.
Люси не знала о чем с ней разговаривать.
- Может, погуляем после колледжа? – спросила она.
- Ладно, только с одним условием, Санчо, - Мари зорко глянула на нее, - вместо колледжа, идет?
Люси улыбнулась, узнавая прежнюю Бест.
Она была занята рассматриванием витрин, в то время как Люси пыталась угадать о чем она думает. Это было почти невозможно.
Искренний смех, блеск в глазах, таинственная ухмылка и непонятные фразы – Мари Бест была сегодня во всей красе.
- Скажи, где ты живешь?
Мари назвала адрес. Люси запомнила.
- Это в центре? Тогда я постараюсь зайти, не возражаешь?
- Нет.
- Ты выглядишь умиротворенной, что произошло за эти несколько дней.
- Ничего.
Люси фыркнула.
- Брось! Что-то явно было…
- Это неважно.
- Для меня – важно. Объясни.
Мари взглянула на Люси.
- Санчо, ну зачем тебе забивать голову ерундой?
- Значит, - Люси остановилась, - то что ты вдруг исчезаешь и тебя ищет мужчина, постоянно ошиваясь у колледжа - это ерунда? А то, что я волновалась, после того, как узнала, что ты дружишь с бомжами – тоже ерунда? Мы же подруги, а подруги должны доверять друг другу все секреты!
Бест нахмурилась.
- Я что должна как бы тебе все рассказать? – удивленно прошептала Мари.
- Да!
- И без компромиссов?
- Да!
- Неа.
- Что за «неа»?
- НЕТ.
Мари смотрела так, будто не узнавала Люси. Она ссутулилась и от былой высокомерности не осталось и следа. Ее глаза смотрели немного виновато, а волосы облепили лицо.
- Прости, но нет. Это сложно для тебя.
Люси вспыхнула. Это была последняя капля в чаще ее терпения.
Мари спохватилась, что сказала что-то не то:
- Извини, просто я такая дура! Я не знаю, как тебе все объяснить! Ты все узнаешь со временем, но не сейчас!
- Значит, - выдохнула я, - ты у нас самая умная?
- Нет!
- Я глупая подруга, которая не может понять, что происходит с тобой?
- Не в этом дело!
- Я все поняла!
Мари испуганно прошептала:
- Что именно?
Люси медлила с ответом.
"Мари Бест – испугалась. Скоро будет конец света", - подумала она.
- Все чего я хочу – это понять, что ты делаешь сейчас. Почему пропускала занятия? Что у тебя на уме? Ты что не понимаешь, что это важно!
Мари остановилась. В ее глазах полыхала огонь. Осанка. Взгляд. Все вернулась. Она больше не вызывала жалости, только страх.
- И что по твоему важно, Санчо?
- Надо закончить колледж, потом университет, работать, обеспечивать семью! Это важно!
Люси еще никогда не видела столько боли на лице человека. Мари Бест хотела ей что-то сказать! Она открыла рот, посмотрела на Люси и закрыла его.
- Будущее, да? – спросила она, каким-то сдавленным голосом.
- Именно. Надо стараться, Мари.
- Для чего?
- Для себя.
- Эгоистка.
Люси покраснела.
- Кто бы говорил! До сих пор не можешь рассказать мне, что именно ты делаешь и зачем! Разве это не эгоизм?
- Нет.
Мари усмехнулась.
- Это забота о ближнем. Это страх потерять все. Это безнадежность, которая сбивает меня с толку и заставляет совершать странные, а порой и глупые вещи! Я боюсь не успеть! – Мари пошатнулась, ее взгляд стал отчетливее, - опоздать…
Последнее слово она произнесла так тихо, что Люси просто прочитала его по губам.
Мари прислонилась к стене. Она пыталась отдышаться.
- Еще не поздно, - произнесла она, - еще есть немного времени.
- Для чего? У тебя впереди целая жизнь!
- Глупый, верный, Санчо, - произнесла она и улыбнулась.

2010-02-01 в 15:11 

16 дней до конца.
Люси съела свой завтрак, поправила рубашку, так чтобы не заправлять ее в юбку. Кофе был горьковат и она добавила сливок, а потом выпила его залпом. Папа сглотнул и потянулся. Он казался уставшим. Мама ободряюще коснулась его плеча.
- Дорогой, мы справимся.
Он кивнул и постарался успокоиться.
- Люси, ты ведь до сих пор не знаешь, - папа казалось постарел, - что твоего отца уволили?
- ЧТО?!
Люси вскочила со стула и обогнула стол.
- Но…как? Ты ведь лучший работник! Ты…
- Бред! Я потерял ценные бумаги и теперь меня уволили. До тех пор пока я не найду другую работу, - при слове «другую» голос отца сорвался, - будем тратить как можно меньше и кстати…
Мама подняла указательный палец вверх.
- Дай я закончу, - обратилась она к отцу, тот кивнул, - ты, Люси, больше не учишься в колледже.
Мое сердце билось часто-часто.
- КАК? Это что сон?!
- Нет. Мы не заплатили за следующие полгода и нам не чем платить. Через неделю тебе придется найти колледж поскромнее. Будешь ездить, найдешь работу. Отец больше не может оплачивать твое обучение!
- НО ЭТО ПОДЛО!
Мама пожала плечами. Отец затравленно взглянул на дочь.
- Люси, мне жаль, - произнес он и закашлял.
- Мам, как же так? Пап, вы чего все..? – спрашивала сбитая с толку Люси.
Они сидели молча, доедая остатки омлета.
Люси встала и на нетвердых ногах вышла из дома. В подъезде у нее почти случилась истерика. Она плакала и утирала слезы.
- За что? – спрашивала она, не к кому не обращаясь.

15 дней до конца.

Преподаватели просто смаковали эти моменты.
- Люси, когда твои родители заплатят? – спрашивали они с ненавистью перед всеми учащимися.
- Да они бедны, как церковные мыши! – говорил тогда Томи и все смеялись.
Уход Люси был уже решенным делом. Только Мари казалось ничего не замечала. Она постоянно смотрела в пустоту и измученным взглядом следила за сухими, как прутья метлы, деревьями. В такие моменты на глаза девушки наворачивались слезы, но Люси старалась этого не замечать.
- Осенью все умирает, чтобы потом вновь родиться, - как-то сказала Люси, не в силах смотреть на расстроенную подругу.
- Я устала, - Мари медленно поднялась из-за парты, - пойду отсюда.
Все провожали ее непонимающими взглядами.

7 дней до конца.

Ее не было целых восемь дней. А когда она пришла в колледж, то Люси, чуть не расплакалась от жалости.
- Ты заболела? – спросила подруга.
- Да.
- Понятно, выздоравливай.
Мари не проявила никаких эмоций.
Она перестала писать на уроках и разговаривать, смеяться и смотреть в окно. Она просто сидела за партой, делая вид, что слушает преподавателя.
- Я пришла, чтобы сказать тебе, Санчо, - во время урока произнесла она, - что жду тебя через неделю в парке. На том же месте. Прихвати с собой теплых вещей.
- Хорошо.
После этого она ушла.

2010-02-01 в 15:12 

1 день до конца.
Парк. Лунный свет ярче, чем в тот день. Тишина, лишь легкий ветер обдувал лицо Люси и она, держа под мышками две куртки-Аляски, почти бегом, подгоняемая чем-то важным, сокращала расстояние от входа в парк и скамьи, где ее должна ждать Мари.
- Быстрее.
Оказавшись на месте, она взглянула на скамью и увидела, почти белую как полотно, девушку, в которой признала Мари Бест.
- Я здесь. Что ты хотела мне сказать?
- Пунктуальная, - фыркнула Мари, - не даешь мне вспомнить.
- Вспомнить что?
- Все.
- Как это?
Мари удивленно сощурилась.
- Просто лежу и вспоминаю, что было, а еще представляю, что будет.
- Глупо.
- Нисколько.
Люси присела на скамью. Теперь она могла разглядеть Мари лучше.
Каштановые волосы собраны в узел на затылке. Глаза, большие и яркие, словно звезды смотрели вдаль. Губы что-то шептали, тихо и редко. Люси нахмурилась.
- Ты похудела.
Мари кивнула.
- Ты же ведь знала…
- Что именно?
- Про то, что я не живу дома? Именно поэтому не пошла туда?
- Да. Мне сказал, мистер Хиллс.
Мари вздрогнула.
- Что еще он тебе сказал?
- Ничего. Что-то про воздушные замки и счастье.
- Хиллс…старый дурак…Раймонд Хиллс…
Люси смотрела на нее внимательнее, стараясь запечатлеть каждую черточку ее лица. Мари хмыкнула.
- Что ж, думаю пора открывать карты, ты как считаешь?
Люси кивнула. Она догадывалась, что Мари скрывает от нее что-то.
- Я была бы несчастна, если бы этот разговор не состоялся, - призналась Люси.
Мари задумчиво кивнула.
Она порылась в кармане и извлекла оттуда записную книжку, чуть меньше ладони из змеиной кожи.
- Там внутри номера, адреса, телефоны, разные заметки, но ты не смотри на них. Запомни вот что, - Мари наклонилась чуть ближе, от нее пахло кокосом, - там есть коды и указания. В общем, разберешься. Адреса банков, тебе тоже пригодятся.
Мари всмотрелась в ее лицо.
"Боже, да она из ума выжила! О, нет!" – подумала Люси.
- Жди бумаги на свое имя. Тебе ведь через два года восемнадцать, точнее через полтора?
- Да.
Мари кивнула.
- По-моему я все сказала, остальное узнаешь сама.
- Что узнаю?
Мари неопределенно мотнула головой.
- А ты дотошная, Санчо.
- Есть немного.
Люси следила за взглядом полным страха.
- Что-то важное случится? – спросила Люси.
- Да.
- Для кого именно?
- Для тебя и для меня. Но не будем об этом. Жди, Санчо. Нужно просто набраться терпения. Прошу ничего не спрашивай, только отвечай, ладно?
Люси согласилась.
Они сидели в тишине (Мари одела куртку, чтобы было теплее). Никто не двигался, только Мари постоянно дергалась. Она охала и ахала, а Люси бросала на нее тревожные взгляды.
- Знаешь, я помню тот день, когда мои родители погибли.
Люси молчала. Мари продолжила:
- Тормозной шланг, перерезать его проще простого, особенно у такого глупца как мой отец. Все из-за денег…все из-за жалких разноцветных бумаг, которые штампуют ежесекундно! Я осталась одна. Мне было пятнадцать.
- Мне жаль, - произнесла Люси сочувствующе.
- Ничего, все скоро закончиться. Смысл в том, что я не сразу заметила…что опоздала…все безуспешно, - ее слова путались, а голос менялся, - Врачи говорили это последствия аварии, но все оказалось не так.
Первое обследование и приговор. Я сразу поняла, приборы не ошиблись. Заплатила изрядную сумму, отказалась от лечения, потому что слишком поздно. Мне все это говорили, но надеялись на лучшее.
Прошли дни. Я старалась не думать о том, что осталось так мало времени. Я собрала все силы, чтобы возобновить работу отца. Он добывал алмазы, золото. Постепенно скупил пару нефтяных вышек. Стал работать на Аляске. Что-то с Африкой. Какие-то темные дела, приумножили его капитал. За двадцать восемь лет, он стал очень богатым человеком.
Работа шла. Он богател с каждым днем.
Конкуренты, озлобленные мошенники, которые являлись его близкими друзьями, подстроили несчастный случай.
Им ничего не стоило это сделать. Подкупили охрану, садовника, горничную – все знали о том, что скоро наденут черную ткань.
Моя гувернантка смотрела на меня, как на смертницу. Она предупредила, чтобы я не ездила с ними в город.
Я осталась. Если бы я в тот день ее не послушала, то с тобой бы не разговаривала сейчас. Думаю, это плохо, когда у тебя есть выбор, а у них – нет.
Сейчас все так размыто в моей памяти, будто бы ничего не было. Думать о том, что могло что-то измениться так же глупо, как…
Она не договорила. Резко покачнулась и в последнюю минуту зацепилась рукой за спинку скамьи.
- Прости…сейчас со мной часто такое.
- Скажи это страшно? Умирать? – спросила Люси, чувствуя дрожь.
Мари посмотрела на меня. Люси почувствовала, что плачет.
Безразличие – все, что Люси видела в ее глазах.
- Мы же договорились без вопросов, - она отвлеклась.
- Прости, я не должна была спрашивать, просто я, наконец, поняла, что происходит.
- Нам больше не о чем говорить, предлагаю вспомнить то, что уже произошло, пока рак не стер мои воспоминания окончательно. Только тебя, Санчо, пытаюсь не забыть. На остальное плевать.
Они молчали, просто взирая снизу вверх на чистое, далекое, звездное небо. Они ждали, когда упадет звезда, и обе загадают желание. Мари за то, чтобы Люси была счастлива, а Люси, чтобы Мари никогда не забыла себя и то, что с ней происходило.
- Помнишь, как ты собрала возле себя толпу, купаясь в фонтане? – отвлекая ее от мрачных мыслей, спросила Люси.
Мари Бест улыбнулась, самой искренней и счастливой улыбкой.
Конец.

2010-02-02 в 13:16 

Lex_Wolf
— Будь собой. Холодным, безразличным и отстраненным. — Пожалуйста, не сотвори из меня кумира. © Уилсон и Хауз
Я уже говорила, что это сильный рассказ. Впрочем, автор это и так знает)

URL
2010-02-03 в 14:33 

   

Leaterworld

главная